Маша

Маша…, она была самая красивая девочка в классе, так или иначе все мальчики были немножко в нее влюблены. Но она не позволяла себя любить, так как чувствовала что она совсем иная,так как была похожа на русскую, действительно она была наполовину русская, но кто ее отец, тоже никто не знал. Поговаривали что отцом был бывший директор школы,или учитель, который работал там, и которого в порыве ревности убила не поделившая его учительница. Сейчас уже стирается из памяти этот случай, но когда мы учились в третьем или более старших классах наслушались этих страшных историй, которые по вечерам пересказывали друг другу воспитанники интерната. Поэтому все очень боялись темного коридора и вообще пустующих комнат школы, мерещились тени покойного учителя, тогда этот случай был еще не таким давним событием.Конкретно, как это случилось я уже стал забывать, да и не старался это запомнить, как то было неудобно это обсуждать, зная что он отец, или мог быть отцом Маши. Ее мать, одна воспитавшая двух детей, работала в совхозе, но иногда работала и в других организациях.
маша 001 Маша слева, стоит
Маша носила косу, и она ей очень шло, мальчики любили за нее дергать, и вообще ей частенько доставалось от нас, мы ее и поколачивали, но она лишь покорно забивалась, уклоняясь от несильных ударов в спину или в плечо. Это было явным признаком особого внимания со стороны нас, но она их не воспринимала. Мы даже возненавидели ее за ее такую независимость и то, что отвергает все знаки внимания, и однажды здорово всыпали ей. За это мы получили такой нагоняй от директора школы и учителей что больше никогда девочек не били, и в этом ее заслуга. В классе шестом у нас в классе появился новичок, приезжий, забыл фамилию, мы тут же прикрепили прозвище Пак. Тот был смуглый и по нашему не очень то симпатичный, но какое было наше удивление, Маша вроде симпатизировала ему. В каком -то из игр, где девочкам нужно было выбрать друга из мальчиков, она выбрала Пака, а я достался Варе. Впрочем он вскоре уехал, кажется через год, а после уехал и я. Когда я вернулся в село уже юношей, она вроде имела своего парня.
То, что было у нее в душе не знает никто, конечно же она ждала от жизни удачи. Наверное, если бы у нее был отец, или же старшая сестра, они бы посоветовали. Мать же, в какой-то степени была «отсталой», находилась в тисках еще сохранившихся вековых устоев, законов и обычаев аборигенов, с трудом воспринимающих, быстро меняющей действительности, наступающей цивилизации. Я ничего не утверждаю, просто думаю что многие женщины того времени были этому подвержены. Эпансипация их не затронула, они верили в идеалы коммунизма и всецело доверились государству, тому, что советское государство само научит и воспитает своего молодого гражданина.
Маша не пошла учиться далее в ВУЗ, или техникум, наверное у нее были на то причины. Когда я после демобилизации вернулся в поселок, она была еще здесь, а вот через год она выскочила замуж за парня, работавшего в авиапорту Сангара, Гошу Аргунова. Того мы конечно знали, встречались в райцентре, вместе понемногу выпивали. А вот как они познакомились, я до сих пор не знаю. Гоша, конечно, хороший парень, коммуникабельный, симпатичный. Не знаю,почему он понравился Маше, откровенно говоря я вначале удивился ее выбору. Мне казалось она ждала или представляла в мыслях иного мужчина, хотя для мужчин то, что происходит в душе девушек, загадка. Тем не менее они жили счастливо, у них родились двое детей, мальчик и девочка, нет вначале девочка, а затем мальчик. Он работал так же в авиапорту, мы иногда пользовались этим, чтобы он каким-либо образом содействовал нашему вылету из Сангар. Ох, уж этот пресловутый авиасервис по советски, благодаря которому мы месяцами торчали в районном центре по причине нелетной погоды. Тогда набиралось энное количество пассажиров, которое не умещалось на первый рейс, и на которое стремились попасть все. Вот тут мы и обращались к Маше, а та прересылала к Гоше, который не мог отказать любимой жене и старался как мог нам помочь.
маша 002
Все сельчане были уверены, что они жили хорошо, и так было на самом деле. А если и были недомолвки, то они бывают у всех семей. Но мне иногда казалось что она все еще чего то ждет. Я встречал ее в порту, она работала в одно время в портовском клубе, забыл уже кем. Конечно же она не было довольна такой работой, между разговорами проскальзывало какое-то недовольство. Может того, что не было у нее образования. Но нам, живущим вдалеке, не было известно конкретно о их жизни. Думаю, что они жили так долго и счастливо, если бы не трагедия. Гоша погиб, подробности я не знаю, оказался каким-то образом под автотранспортом. Для Маши это действительно было большим горем, она продолжала жить в райцентре. Вначале она держалась, а потом что-то стало происходить. Мы мало ездили, летали в райцентр, и поэтому пользовались только слухами. Конечно, она вышла повторно замуж, и видимо не очень удачно. И вообще жизнь потекла не так, как ей хотелось, если бы она вернулась в село, может все обернулось бы к лучшему. Но получилось так, как получилось, судьбу не переделаешь, она играет с людьми как кот с мячиком, катает куда попало, и мячик катится в ту сторону. Если бы появился тот, который остановил это катание. А может такой был, но Маша не воспользовалась случаем, этого уже не знает никто.
Однажды мы случайно встретились, обрадовались друг другу, я взял ее за руки стал кружить ее вокруг себя, она тогда так счастливо смеялась и радовалась этому. До сих пор это помню, и то что она так весело смеялась, ее счастливые глаза. Может я попал в момент, когда она была чему то рада. Но это было так давно, мы еще были молодые, Гоша еще был жив. А потом мы встречались редко, здоровались, обменивались новостями второпях. Я ее иногда встречал в автобусе, или на остановке. Иногда хотелось пойти к ней в гости, но я даже не знал где она живет, ее дом и улицу. Я как-то ходил один раз к пилоту одному, Слепцову, уже имя стал забывать, он сказал что Маша живет где-то рядом. Но мы тогда немного выпили, и еле успели в отходящий автобус. Вот так иногда расходятся дороги, и не успеваешь пообщаться со своими сверстниками. Я до сих пор помню ее молодой, с косой за плечами, с грустинкой в глазах.
Приезжала ли она в село позже, не помню, может как-то заезжала на праздники. Но в юбилее школы ее не было, хотя это было года три, четыре. Может она не захотела чтобы ее увидели такой, какой она мечтала стать. Но разве это может быть помехой, мы очень были бы ей рады.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *